Настоятельная необходимость обсудить «это»

Школа Saltfleet в трауре.

Сначала она потеряла Эмили. Затем Николь. А сейчас — Ирна и Алекса. Все они погибли за последние 4 месяца. Дети скорбят о смерти детей.

Любое облегчение, которое ученики школы Saltfleet District High School чувствовали по истечении некоторого времени после трагедий, случившихся в этом семестре, было разрушено в последние выходные, когда тела Ирна Мейса и Алекса МакКормака были найдены под обрывом Jolley Cut. Оба парня были в возрасте 16 лет.

Менее, чем за час до их смерти, полицейский офицер, находящийся не при исполнении, видел их обоих сидящими на поручнях над обрывом. Он сказал ребятам, что это делать опасно, и заставил их отойти от обрыва.

Хотя официальной причины смерти еще не было объявлены, многие одноклассники говорят, что это было самоубийство, и что Ирн и Алекс отправили прощальные SMS своим ближайшим друзьям.

Прошло менее двух месяцев с того дня, когда 14-летняя Николь Кассавец, ученица этой же школы Saltfleet, умерла после перенесенной операции по пересадке сердца. Все в школе оделись в фиолетовую одежду, ее любимый цвет — в память о ней.

А сейчас ещё две жизни оборвались. На известие об их смерти Кэтрин Джером прореагировала так: «Я подумала: не может быть, чтобы это произошло опять! Знали ли они Эмили? Думали ли они, что суицид — это единственный выход?»

18 февраля, ее дочь Эмили Джером повесилась в подвале собственного дома. Её обнаружили её мама, Кэтрин, и сестра близнец, Кэти. Эмили было 16 лет и она была одноклассницей Ирна и Алекса.

Сейчас школа Saltfeet взволновалась опять, и Кэтрин со своим мужем Брэдом решили публично рассказать о самоубийстве их дочери, и проблемах психического здоровья, которые привели её к этому. Они говорят, что это два величайших табу нашего общества, и что единственный способ побороть этот стыд — это начать открытую и честную общественную дискуссию.

Эмили была высокой и худенькой девочкой, с длинными рыжими волосами, которые для многих были предметом зависти, но для неё они были проклятьем. Когда она была ребенком, у Эмили была чувствительная душа — простая, весёлая и прекрасная, которая стремилась радовать окружающих и никогда не жаловалась, даже когда над ней издевались в начальной школе, а затем те же дети стали делать это и в старшей школе.

«Но прошлой осенью психическое здоровье Эмили стало сдавать», — говорит ее мама. Кэти, сестра-близнец Эмили, обнаружила мрачный и волнующий блог сестры и показала его родителям. «Блог пишет о людях, которые себя зарезали, повесились или застрелились», — говорит Кэтрин. Она заставила Эмили закатать рукава и увидела порезы на руках. «Никто никогда не будет меня любить, — писала Эмили в блоге. — Никто никогда не женится на мне. Никто никогда не захочет иметь со мной детей. Я должна просто умереть».

В январе Эмили поместили на две недели в психиатрическое отделение детского госпиталя McMaster. Ей прописали лекарства, но её мысли все равно возвращались к самоубийству. Через несколько дней после выписки Эмили сказала своей маме, что боится, что сможет причинить себе вред. Кэтрин, которая сама является медицинским работником — операционной сестрой — привела дочь обратно в госпиталь. Психиатр сказал им, что только 1 из 300 детей, которые говорят о самоубийстве, совершают его.

«А вдруг она как раз является той самой одной из 300?», — спросила Кэтрин.

Через несколько дней Кэти проснулась ночью и обнаружила кровать своей сестры пустой. Поиски по дому привели в подвал. «Я оказывала первую помощь, а Кэти позвонила 911», — сказала Кэтрин.

Соболезнования их горю, приходящие из школы, были одновременно успокаивающими и пугающими для Кэтрин. В день похорон сотни молодых людей выстроились за дверями, под ливнем, чтобы навестить покойную. Один из подростков положил записку в гроб к Эмили, и Кэтрин забрала её, боясь, что это была записка от еще одного будущего самоубийцы.

«Я боялась, что кто-то решил что самоубийство — это круто», — сказала Кэтрин.

Кэтрин и Брэд спросили у школьного руководства, можно ли провести общее собрание и поговорить о психическом здоровье и суициде. Хотя команда Critical Incident Response Team была вовлечена для оказания помощи ученикам и учителям, собрания в школе не было проведено. Семья Джеромов считает, что школа упустила шанс обсудить проблему.

Но управление школы заявило, что собрание не является способом решать подобные проблемы. Если говорить о суициде в общественном смысле слова, то можно рисковать тем, что тема примет привлекательный характер.

Джон Маллой, директор Hamilton-Wentworth District School Board, говорит: «Что нам требуется на самом деле, это уделять внимание индивидуальным ученикам. С началом экзаменов в эту среду сотрудники школы и эксперты из управления наблюдают за студентами, в попытке определить кто из них нуждается в дополнительном внимании и поддержке».

«Мы бы не поддержали организацию собрания по такому поводу, как случай Эмили, — сказал Девид Хой, менеджер службы социальных работников в управлении образования. — Исследования показали, что участие в мероприятиях, которые могут «приукрасить» этот тип смерти, является вредным».

«Мы должны говорить о самоубийствах, мы должны говорить о психических расстройствах, — говорит он, — но церемонии, касающиеся конкретных личностей, затеняют основную проблему. В этом состоит заразный эффект суицида».

Мишель Бейтс, координатор стратегии психического здоровья при HWDSB, говорит, что освещение самоубийств прессой может влиять положительно или отрицательно. «Сообщения об индивидуальных личностях совершивших самоубийство, носит вредный характер, — говорит она. — Когда семьи или пережившие суицид люди хотят обсудить проблему — это помогает разрушить стереотипы».

Доктор Дженифер Браш, психолог при городском совете Suicide Prevention Community Council, говорит: «Есть очень хрупкая граница при публичном обсуждении суицидов. Мы не хотим приукрашивать или придавать особое значение самоубийству, — добавляет она, — но мы и не хотим позорить людей за это».

Родители Эмили просто хотят поговорить на эту тему. «Чтобы защитить наших детей мы должны любить их, присматривать за ними, слушать их, — говорит Кэтрин, — и мы должны показать им, что они не должны стыдиться».

Автор: Susan Clairmont

Источник: The Spec