Катастрофа SSJ-100: летчиков подвели диспетчер и российский атлас

Расследование катастрофы российского лайнера Sukhoi SuperJet 100, который потерпел крушение 9 мая в Индонезии, фактически завершено. Коллеги погибших летчиков убеждены, что к трагедии привели несовершенства российского атласа, которым пользовался экипаж самолета. Однако Минтранс России фактически признал, что в столкновении SSJ-100 с горой виноваты сами пилоты. Об этом пишет во вторник, 3 июля, газета «Коммерсантъ».

Вслед за Национальной комиссией по безопасности на транспорте Индонезии Минтранс РФ разослал главам авиакомпаний информационное сообщение, в котором, прямо не называя причин катастрофы Sukhoi SuperJet, фактически признал, что трагедия произошла из-за ошибки экипажа. В документе отмечается, что за последние несколько лет в результате «столкновения с землей в контролируемом полете» разбились несколько российских самолетов и вертолетов.

В министерстве уверены, что эти катастрофы произошли из-за ошибок летчиков, которые совершали полеты в опасной близости от препятствий, но при этом игнорировали сигналы предупредительных бортовых систем. К крушениям были косвенно причастны и диспетчеры, которые выдавали пилотам «разрешения на снижение в горной местности при отсутствии точного представления о фактическом местонахождении воздушного судна». Летчикам Минтранс предписал строго соблюдать навигационные требования, особенно при полетах в горной местности. Руководителей авиакомпаний транспортное ведомство обязало проверить подготовку пилотов.

Из текста письма Минтранса издание делает вывод, что в качестве причины крушения российского лайнера в Индонезии будет названа ошибка пилотов, проигнорировавших требование о безопасной высоте полета в горах. Во время демонстрационного полета 9 мая это требование действительно было нарушено, однако коллеги погибшего командира экипажа SSJ-100 Александра Яблонцева утверждают, что его решение о снижении не было опасным маневром.

Ограничение по высоте полета над западной частью острова Ява составляет 12 тыс. 300 футов. Его установила корпорация Jeppesen Airway Manual (США) — крупнейший производитель аэронавигационных баз для авиации. Однако внутри региона есть относительно безопасный коридор на высоте 10 тыс. футов: по нему летают самолеты индонезийских авиалиний, следующие по маршруту Джакарта — Амбон. Демонстрационный маршрут SSJ-100 длиной в 20 миль «укладывался в эту полосу», поэтому А.Яблонцев абсолютно обоснованно принял для первого полета эту высоту, отмечает газета.

Первый полет не очень понравился самому пилоту: он оказался довольно коротким, а снижаться на коротком участке с высоты 3 км пришлось слишком резко, что было некомфортно для пассажиров. А.Яблонцев внес изменения в план второго полета. На дальней от аэропорта Джакарты точке командир судна решил сделать не разворот, а дополнительный круг, чтобы снизиться на нем до 6 тыс. футов, «выиграв» таким образом и высоту для последующей более комфортной посадки, и общее время полета. Коллеги А.Яблонцева считают, что он был уверен в совершенстве установленной на SSJ-100 системы заблаговременного предупреждения об опасном сближении с землей T2CAS производства французской корпорации Thales Group.

В последнем рейсе лайнером управлял уже не экипаж, а автопилот. Сначала самолет двигался по контрольным точкам, координаты и высоты которых летчики заложили в память бортового компьютера перед началом полета. Перед вторым кругом экипажу пришлось перейти на другой режим работы автопилота — Select Heading («Выбор курса»). Поворачивая регулятор, пилот провел самолет по кругу, а при выходе из него допустил ошибку, задав курс не на север, к аэропорту Халим-Перданакусума, а на юг, к горе Салак высотой 7 тыс. 254 фута.

Семь последних миль до перевала между двумя вершинами Салака Sukhoi SuperJet прошел за 2,5 минуты, и за это время, по данным бортовых самописцев, система T2CAS несколько раз предупредила экипаж об опасности. А.Яблонцев лично испытывал работу этой системы на Северном Кавказе и, составляя руководство по летной эксплуатации SSJ-100, написал, что при срабатывании сигнализации «незамедлительно начать набор высоты». Однако в Индонезии пилот почему-то не поверил системе: он был уверен, что летит над равниной к аэропорту и даже проигнорировал собственные рекомендации, снизившись на 800 футов. Лишь перед ударом о склон Салака А.Яблонцев заподозрил неладное и выключил автопилот.

Его коллеги, тем не менее, считают, что списывать всю вину на экипаж SSJ-100 было бы неправильно. К трагедии могла привести и невнимательность диспетчера полетов военного аэропорта Халим, который 9 мая принял большое количество международных рейсов, и у него не оставалось времени и сил на контроль полета российского лайнера. В крупном европейском или даже российском аэропорту внимание диспетчера к идущему аварийным курсом самолету было бы привлечено искусственно: метка проблемного самолета начала бы мигать. Однако установленное в Джакарте оборудование не позволяет заблаговременно отслеживать критические ситуации в воздухе, отмечает издание.

Кроме того, правильно оценить район полетов летчикам мог бы помочь атлас, в котором не только прорисован рельеф местности, но и указаны минимальные высоты пролета над препятствиями. Однако экипаж SSJ-100 для ориентирования на местности пользовался российским атласом, в котором эти высоты не указываются.

Источник: РБК